Кондитерская. промышленность Rambler's Top100

холодильные витрины для кондитерских изделий, тортов, пирожных
скидки на рекламу
[ в начало ]

Раздел:
Аналитика
Темы:
  Портрет фабрики
Предприятия:
  Mars
[ все новости ]


версия для печати

В этот день:
Кондитерская фабрика будет ждать прихода эффективного собственника

[ кондитерские фабрики ]
[ ингредиенты ]
[ оборудование ]



Рекламодателям

Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика

Литературная газета 24.09.2003
Игорь Маймистов

"Марсианские" страсти
Иностранный инвестор и загадочный российский менталитет

СТРЕЛОЧНИКИ БЕССМЕРТНЫ

Давным-давно, еще в годы "развитого социализма", в подмосковном Ступино судили одного моего знакомого. Суд шел, как тогда было принято, в обшарпанном зале с расшатанными, исписанными матом скамейками. Из окна виднелся какой-то унылый то ли клуб, то ли казарма с гигантским плакатом на крыше: "Коммунизм неизбежен!". Шел осенний дождь. И, игнорируя жалкие попытки адвокатов сделать скидки на молодость и чистоту биографии их подзащитных, на незначительность принесенного материального ущерба, судья с прокурором вели процесс к неизбежному и исключительно строгому приговору.

Судить виновных было за что - кража деталей с завода "организованной группой с применением технических средств": решетку со склада срывали с помощью "жигулей". Правда, к этому добавились (только оперативники знают, откуда) картины из краеведческого музея, иконы из деревенской церкви, медицинские аптечки со склада гражданской обороны, так что каждому из компании отмерили по пять-восемь лет отсидки. Да на беду арестантов кто-то "там, наверху" решил сделать процесс образцово-показательным.

Суд был длительным, многодневным, о нем упоминало телевидение, и даже всесоюзный журнал "Человек и закон" посвятил ему огромный моралистический очерк, где клеймил негодяев, посягнувших не столько на копеечные детали, сколько на устои нравственности, которые более всего на свете так дороги простому советскому человеку.

Однако в подмосковном Ступино, где почти в каждой семье пользовались вилками, выточенными умельцами на родных предприятиях из "сэкономленной" нержавейки, огораживали садовые участки металлическими полосами со взлетно-посадочной полосы ближайшего аэродрома, удобряли огороды купленным за бутылку водки навозом, вывезенным лихими шоферами с ближайших ферм, носили свитера, связанные из верблюжьей шерсти, что была скручена из фильтров построенной здесь японской картонной фабрики, играли клюшками из авиационной фанеры, вывезенной с тех же заводов, к поднятой шумихе отнеслись философски: власть отыгралась на тех, кого некому было защитить: на дурачках, на крайних, на пацанах.

ЧУДО ЧУДНОЕ

Новая эра, ознаменовавшаяся остановкой всего, что еще шевелилось в городе Ступино и окончательным растаскиванием всего, что еще можно было унести, наверно, мало чем отличалась от общей картины в стране.

Но тут явилось чудо! На Ступино положили глаз американцы, в ударные сроки воздвигшие и запустившие в чистом поле под городом, вскоре ставшим поистине полем чудес, одно из крупнейших в Европе производство всемирно известной фирмы "Марс". Что тут началось!

Изголодавшиеся в прямом и переносном смысле ступинцы толпами осаждали отдел кадров чудесного завода. Счастливчики получали немыслимую (от 400 баксов и выше) зарплату, могли без ограничения лопать карамель, орехи, патоку, шоколад, от чего в первую очередь пострадали заводские туалеты. Случались казусы и посерьезней: кто-то оставил полпальца в горячей карамели, кому-то чуть руку не отхватило в миксере. Американцам ничего не оставалось, как останавливать всю линию и сливать тонны сладких полуфабрикатов в отходы (ну не человечиной же кормить покупателей!).

Те, кому не досталось заветного пропуска в страну чудес, довольствовались скрэпом - отходами производства, которые, как оказалось, некуда девать: скотина на окрестных фермах от сладостей почему-то заболевала и мерла, водка, изготовленная из скрэпа на спиртзаводе, неистребимо отдавала ментолом "рондо".

Наивные американцы поначалу складывали отходы в простом алюминиевом ангаре. Но уже в ближайшую ночь в нем появились квалифицированно прорезанные автогеном дырки, через которые с ломами, лопатами и тачками к источнику счастья рванули и стар и млад.

Чуть ли не в каждом дворе окрестных деревень шел процесс разделения на фракции мешанины из щебенки, орехов, карамели, шоколада. Кто-то просто откалывал к чаю невразумительную массу, кто-то пытался гнать из нее самогон, нашлись умельцы, отливавшие шоколадные фигуры. На базаре появилось несметное множество "сникерсов", "марсов" и прочей кондитерской мелочевки в фабричных, а чаще сомнительных упаковках.

Свой вклад в сладкую жизнь ступинцев вносили и те счастливчики, что стояли у конвейеров, руководили процессами "Марса": охрана не успевала вытрясать сумки, штаны, запазухи мелких несунов, даже в "официальных" наборах, что обязательно выдавались администрацией работникам к праздникам, вместо 12 конфеток почему-то оказывалось по 30 и более.

ДОБРЫЙ-БЕДНЫЙ ДЯДЯ СЭМ

Благосостояние городка благодаря американцам неизмеримо возросло. Надо отдать дань справедливости: "Марс" - крупнейшая, полностью частная, транснациональная и, по западным оценкам, наиболее успешная компания в сфере производства продуктов питания. Своим успехом в мире она во многом обязана политике развития. "Марс" вкладывает огромные средства в развитие регионов, где запускает свои фабрики и старается модернизировать уже существующую здесь инфраструктуру, рабочие места, социальную сферу!

Не обходится, конечно, без пиара: "Марс" не жалеет денег на всенародные и городские праздники, новогодние утренники, народные гуляния, фейерверки и прочее. На город и раньше было приятно посмотреть, один из красивейших в Подмосковье, а теперь и вовсе картинка! С приходом американцев здесь подпрыгнули цены на недвижимость, сюда потянулись и другие иностранные инвесторы. Одни запустили завод кошачье-собачьих кормов, другие сажают какую-то уникальную картошку, которую нельзя варить, но зато только из нее можно делать превосходные чипсы, третьи готовятся построить автосборочную линию.

Но неблагодарным аборигенам, как оказалось, что "развитой социализм", что капитализм - один хрен. От мелких краж стройматериалов, инструментов в период строительства, шоколадок и компьютеров в период запуска производства теперь на "Марсе" перешли к масштабным хищениям. По словам располагающих информацией работников предприятия (не пожелавших озвучивать свои имена в прессе), один только сахар пропадает на "Марсе" тоннами. Готовая продукция исчезает со складов целыми палетами - это такой поддон, на котором умещается 800-900 килограммов готовых "сникерсов", отпускной стоимостью около двух тысяч долларов. Понятно, что такие "операции" без участия кого-либо из охраны организовать мало кому под силу.

Не исключено, что участвует в этих "операциях" и кое-кто из среднего звена руководителей, потому что супердорогостоящих американских топ-менеджеров (чьи оклады, по слухам, исчислялись десятками тысяч долларов в месяц) уже почти всех поменяли на наших, более "дешевых" - зарплата, как говорят, всего от 1,5 до 5 тыс. "зеленых", а это же, если сравнивать, гроши! И какое сердце не дрогнет от этого сравнения? И у кого не возникнет желания однажды похвастаться новым джипом или ключами от двухсоттысячедолларовой квартиры в Москве?

Ни колоссальные по российским меркам зарплаты, ни щедрое вознаграждение по итогам работы за год, ни царская медицинская страховка для каждого работающего, включая членов семьи, позволяющая поддерживать здоровье в медицинском центре Управления делами президента России, ни ссуды на покупку путевок на зарубежные курорты, ни бессрочные кредиты на покупку жилья не могут скрыть глухой ненависти работников участков менее выгодных с точки зрения получения "дополнительного заработка" к более выгодным. Внезапный уход "по собственному желанию" тех или иных сотрудников долго обсуждается - на чем мог проколоться неудачник? Где засветился? И что следует делать, чтобы не повторить печальный путь безвременно ушедшего?

Как владельцы "Марса" мирятся с вакханалией воровства - это песня для другой оперы. "Марс" крови не хочет", - заявляет один из руководителей службы безопасности. Моя версия: сверхприбыли, получаемые американцами на голодных постсоветских пространствах, где в основном и реализуются шоколадные батончики "съел - и порядок!", настолько превосходят все потери от хищений, что хозяева предпочитают не углубляться в тонкости бизнеса в России.

А может, думаю я, виноват один из основных идеологических принципов компании "Марс" - ответственность. Американцы наивно посчитали для себя слишком унизительным "пасти" каждую свою овцу в отдельности, предполагая, что достаточное вознаграждение за труды должно вызывать у еще не отвыкших от тоталитарного контроля трудящихся естественное чувство ответственности, самодисциплины и самоограничения. Блажен, кто верует:

Немногим лучше дела у кошачье-собачьих поваров: в городе из-под полы можно купить для своей мурки или тузика нестандартный мешок импортной кормежки по вполне гуманной цене. Поля с чудо-картошкой, обставленные разъяснительными плакатами, что она-де несъедобна и годится в пищу только в виде чипсов, приходится круглосуточно охранять от набегов дачников и бомжей.

ПОКАЗАТЕЛЬНАЯ ПОРКА

Ну как мелкому клерку шоколадной страны в этой кутерьме не размечтаться о собственном светлом будущем! Эти злосчастные мечты и посетили в одну не самую прекрасную ночь двух клерков склада пустой тары Наталью Шабарову и Сергея Богачева. Договорились со знакомым шофером, привлекли ему в помощь сына Шабаровой, ухитрились вместо пустой палеты завезти себе на склад полную, спрятали заветный поддон в укромном месте, да не рассчитали с первого раза: палета испарилась. Прямо из-под их носа ее успел вывезти с "Марса" кто-то другой! В следующий раз комбинаторы были предусмотрительней, операция удалась.

Хотя чья это на самом деле была операция, до сих пор неизвестно. Краденый товар был на удивление оперативно обнаружен на одном из московских рынков, пойманный за руку азербайджанец-торговец тут же сдал горе-поставщиков. В лучших традициях наших славных оперативных служб начальник охраны "расколол" жуликов, пообещав им не возбуждать уголовного дела, если они возместят материальный ущерб, раскроют скрытые от охраны пути хищений и помогут завербовать новых стукачей, а затем: незамедлительно передал документы органам правосудия.

И вот уже руководители охраны прокалывают на лацканах дырки для орденов, а незадачливые расхитители капиталистической собственности рыдают от обиды: надо же, всем воровать можно, а отыграются теперь на них, которые и взяли-то всего ничего, в первый раз, да и убытки возместили, оказывается, аж в тройном размере.

Действительно, "Марс" светиться не любит, за десять лет работы здесь старались не доводить до суда факты хищений, и только сейчас руководство решилось провести показательную порку.

Для ведения процесса истцы наняли дорогостоящую юридическую контору "Пепеляев и Гольцблат". Ей на стороне ответчика противостоял напористый и бесстрашный ступинский адвокат Борис Ольхов. Надо особо отметить, он уже получил достаточную дозу скрытых и прямых угроз своему здоровью и личности от представителей службы безопасности "Марса", если информация о неафишируемой стороне процесса уйдет куда не надо, не дай бог, попадет в печать. Тем не менее Ольхов не постеснялся добраться через Интернет аж до самого президента компании americas mars incorporeited господина PAUL S. MICKAELS, после чего впервые в истории "Марса" произошло увольнение трех главных топ-менеджеров по России.

И все же, поскольку процесс, как и в былые советские времена, был в своем роде отчетно-показательным, несмотря на титанические усилия ступинского адвоката, обвиняемые получили вполне ощутимые сроки.

ЗАДАЧКИ ДЛЯ ИНОПЛАНЕТЯН

Конечно же, проблема мелкого и даже крупного воровства актуальна как на государственных, так и на сугубо частных предприятиях не только в России, но и во многих местах за ее пределами. Даже в благословенной Америке "находчивые люди" зарабатывают на своих хозяевах суммы, которые и в самых радужных снах не снились нашим доморощенным робин гудам. Понятно, что и чистый, уютный город Ступино Московской области не скопище неблагодарных негодяев и воров. Здесь живут обычные нормальные люди, дети учатся в школах, бабушки сидят у подъездов, под окнами растут мальвы, а девушки здесь - загляденье!..

С проблемами пренебрежительного отношения к чужому добру иностранные инвесторы в России столкнулись и на новгородском "Дироле", и во многих других городах, где из альтруистических или прагматических соображений (ну где найдешь столько почти бесплатной и в то же время высокообразованной рабочей силы!) иностранцы решили создать свои производства. Голландцы, к примеру, решившие создать под Коломной европейское высокопроизводительное сельское производство, уже свернули свою затею. Не под силу им было понять, почему тракторист, которому они платили тысячу баксов в месяц, норовил притащить с работы то семян для огорода, то солярки для мотоблока, то еще какой мелочевки.

ДОКОЛЕ!

Мой друг, известный социолог и криминолог, перестал выступать с публичными лекциями и статьями на эту тему, ему стало скучно: причины воровства на постсоветском пространстве настолько очевидны и банальны, что серьезному ученому глубокомысленно рассуждать о них уже просто неприлично. Порядок, мол, в стране установлен на воровстве, сворована вся госсобственность. Отсюда - у нынешнего российского государства нет нравственно-морального авторитета для того, чтобы что-то требовать от своих граждан.

Когда пытаешься понять, почему все у нас так, а не иначе, рушатся все модели, наговоренные экономистами и публицистами за последние десять-пятнадцать лет. Вроде бы правильно: чтобы уважать чужую собственность, надо в первую очередь иметь хотя бы немножко своей. А что досталось простому работяге в результате всеобщей свалки - в лучшем случае трехкомнатная хрущоба на пять-шесть ртов, это, что ли, собственность?

Действительно, кто у нас сегодня по-настоящему богатый человек? Правильно: тот, кто в момент раздачи слонов стоял ближе к кассе, то есть тот, кому повезло, кому улыбнулась удача, не более того. А в чем удача того, кто не стоял у кассы в нужный момент? Правильно - подровнять ситуацию, своровать у везунчика часть приобретенного не непосильным трудом, а просто так свалившегося на его голову богатства.

Но почему тогда перли все, что плохо лежало, при социализме? Только ли потому, что раз "все вокруг колхозное", значит, "все вокруг мое"? Только ли потому, что рабская суть люмпенов, завладевших властью, не оставляла иного пути? И почему в таких масштабах не прут в т.н. развитых странах Запада. Только ли из-за особенностей протестантской идеологии и длительности исторического пути, на протяжении которого по кирпичикам строился ИХ нынешний образ жизни, в основе которого святое уважение к частной собственности?

Да, не поняли нашей специфики пришельцы из другой цивилизации, не учли, что в Америке воровство - это скорее спорт, а у нас это во многом политика: борьба за равенство, протест против несправедливости!

НАЛЕЙТЕ МНЕ НЕМНОГО "МЕНТАЛИТЕТУ"!

Прагматичные и по-своему благородные хозяева ступинского "Марса" в описанных событиях, конечно же, в первую очередь жертвы. Но жертвы отнюдь не безвинные. В свойственной американцам манере они полезли в нашу воду, не изучив местных условий и специфики наших бродов. Может быть, руководствуясь известным правилом: кто не рискует, тот не пьет шампанского, а может, понадеявшись на то, что пять принципов компании "Марс" (Качество! Эффективность! Ответственность! Взаимовыгодность! Свобода!) полностью заменят как минимум Моральный кодекс строителя коммунизма. Да так вдохновят российских аборигенов, что они тут же уверуют в торжество идеалов капитализма и начнут, забыв о личном, вкалывать за такую хорошую зарплату с утра до ночи, а в производственных перерывах петь благодарственные гимны хозяевам.

Вот, говорят, менталитет вроде не тот у нас. Не такой, какой нужен для уважения чужой собственности. А как, к примеру, расценить известный исторический эпизод, когда в канун революции 1905 года к легендарному российскому предпринимателю, владельцу Трехгорной мануфактуры Прохорову пришел его, как теперь называют, коммерческий директор. Он предложил хозяину продать хлопок, скопившийся на принадлежавших мануфактуре европейских перевалочных складах. Мировая конъюнктура по ценам на хлопок складывалась таким образом, что прибыль от продажи сырья в тот момент могла бы многократно превысить будущие барыши от продажи готовой продукции прохоровской мануфактуры.

"А что мне делать с рабочими?" - спросил финансиста Прохоров. "Уволить", - простодушно ответил подчиненный. "Так вот, любезный, - заключил Прохоров, - больше с подобными предложениями ко мне не подходи. Я своим рабочим - отец, а они мне дети родные". Не отвечаю за точность диалога, но рабочие Трехгорки не только не приняли участия в расхищении хозяйского добра во время событий 1905 года, но и организовывали дружины по защите завода от погромщиков. Неужели Прохорову удалось выработать у своих рабочих какой-то особый менталитет?

Не знаю, как вам, любезный читатель, мне как-то с трудом представляется в роли отца рабочим и служащим, а также детям и пенсионерам кто-то из одичавших от безумных дармовых денег олигархов - тех, заполнивших московские улицы сияющими джипами, истерически скупающих полумиллионнодолларовые квартиры в столице и многомиллионнодолларовые особняки в ближайшем Подмосковье, кидающих на глазах нищей публики бешеные деньги на особняки, самолеты, яхты, на зарубежные футбольные команды и прочее.

Жгучая, испепеляющая все вокруг, заставляющая терять разум черная зависть и лютая ненависть к чужому добру, что на селе, что в городах, всегда была одной из основных причин российских поджогов, погромов. Зависть к более способным, более удачливым, получающим больше других за свои таланты и способности всегда губила самые прекрасные проекты и начинания. Что уж говорить о зависти к добру, неправедно приобретенному, которая в России всегда придавала действиям люмпенов ореол справедливости, законности, но вела к катаклизмам и революциям.

Модель капитализма от семейного бизнеса - к предприятию с десятками тысяч рабочих, осмелюсь предположить, и есть наиболее естественный, хотя и достаточно длительный путь к светлому будущему. Именно так начинали Форды и Морганы. Именно этот принцип лег в основу японского патернализма, пожизненного найма, когда хозяин брал на себя солидную долю житейских забот принятого на работу человека.

Но мы-то имеем сегодня лишь то, что получилось после очередного эксперимента. И что же с нами теперь делать? Единственное, на мой взгляд, - ждать. Зекам - окончания своих сроков, всем остальным - когда через несколько десятков поколений, может быть, наступит долгожданное примирение с тем, что кто-то лучше тебя, умнее, счастливее, удачливее. Ждать и работать. Как можно лучше. И как можно честнее.

СУДЬБЫ И ВРЕМЯ

Из тех шести ступинских мальчишек, что были когда-то осуждены на показательном процессе, о котором рассказал в начале моего очерка, один умер в тюрьме, другой без вести пропал спустя год после выхода на волю, третьего зарезали в драке, остальные кое-как еще перебиваются по своей переломанной жизни. Ничего хорошего в тюрьме нет, да и ничему хорошему она не научит. Но на то он и закон, чтобы быть суровым.

Жалко лишь то, что как при социализме, так и теперь при капитализме попадают в тюрьму по-прежнему "стрелочники". Борьба с преступностью, с воровством как на отдельном предприятии, так и в стране в целом, вне зависимости от капитализма или социализма, - процесс сложный, длительный и - что самое обидное - незаметный. И почему же не понять начальство: так хочется красивых рапортов и грозных приговоров! Хотя давно всем ясно: показуха, даже законная, еще никого от преступных деяний, увы, не оберегла.